Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

среда, 30 октября 2013 г.

Тыковка. Девочка, которая растит свою семечку




Вот если бы нашелся кто-нибудь, кто спросил её, Тыковкино, мнение, то она, Тыковка, сказала бы, что вот воля ваша, а только календари неправильно устроены. Год должен, должен заканчиваться октябрем. Самые лучшие итоги – это урожай, а мечты и грезы под новогодней елкой хороши для начала. 

Только вот беда: ходит этот кто-то где-то там, вдали от нее и вообще в дали туманной, и не только не спрашивает, но даже и не находится. Наверное, она не то зернышко посадила, честно говорит себе Тыковка. Не то - или не туда. Нет, ну правда: смешно ведь ждать, что вырастет дубок или рябинка, если ты посадила тыквенную семечку?
И Тыковка смеется. Не знаю, замечали ли вы, что осенью смеяться над собой невероятно легко. И да - чем тяжелее и чернее небо, тем нестерпимее горят желтым листья, сжигая все лишнее и обнажая самую суть итога. До тех пор, пока в сухом остатке остается хотя бы последний лист, всегда есть шанс на Неаполитанский залив красками.
Ну разумеется, разумеется: каждый сажает что-то свое. Она и в следующий раз опустит в ямку тыквенную семечку, посолит-поперчит, поплюет через левое плечо – не волнуйтесь, она помнит про зрителей, вам будет смешно, обещаю. И она сама с удовольствием посмеется с вами - хотя в весну вкладываешь столько надежд, что подшучивать над ними ой как нелегко. То ли дело – осенью. Да-да, вы понимаете. Тыковка опять смеется. 
Журналисточка Птифур Ле Бонёр,
еженедельный «Пфеффелькин дневничок»

И все-таки – ужасно интересно: почему те яблоки, которые снимают с дерева осенью, называются зимними? Красные, желтые, зеленые. Протягиваешь к ним руку – а яблоко само прыгает к тебе на ладонь. Если его потрясти над ухом, то внутри наверняка загремят зерна. Но трясти нельзя, нет – ведь зимние яблоки осенью такие сонные, и будить их жалко. Поэтому их заворачивают в бумагу как в уютный плед или зарывают в мягкую стружку как в перину и прячут туда, где тихо, сухо, темно и прохладно. И они будут сладко спать до самых холодов, набираясь от этих снов внутренней сладости. И когда потом, зимой, Матвейка укусит яблочко за бочок, то он узнает, какие же они на вкус – эти яблочные сны.
А вот осенние яблоки приносят большими корзинами на кухню. Их и трясти не нужно - они такие спелые, что зерна видны на просвет. Раз, два, три, пять, десять... Яблочная считалочка, ты приговариваешь ее, а каждое яблочко сочится медом, счастьем, радостью. И с каждым укусом эти радость и счастье перетекают в тебя, и даже огрызок оставить жалко, и... и вот ты уже вертишь в пальчиках один черешок. 
Но это не беда, ведь правда? Из-под других тонких пальчиков уже свисает смешной спиралькой яблочная кожура, серпантин осенних кухонных праздников. Шкурку тоже ужасно жалко, поэтому ты съедаешь и ее, а потом уговариваешь маму больше не чистить яблочки – это ведь ужасно красиво, когда ломтики в пироге лежат вверх кожурой, а пирог похож на яркую осеннюю палитру. И вот ты уже вздыхаешь, весь переполненный красотой и вкусом этого дня, и спешишь помочь – выпятив губы и сопя, посыпаешь пирог сначала сахаром, а потом чем-то таким ароматным из шуршащих пакетиков. «Осторожно!» – говорит мама и просит брать пряностей – ах, какое это слово, пря-нос-ти! – совсем немного, щепоточку, пальчиками. А ты смеешься и высыпаешь весь пакетик. Разве вы не знали? Чтобы лучше пахло осенью, нужно не скупиться на корицу, имбирь и ваниль...
Джинджер Мотылек,
сентиментальный корреспондент газеты «Этот нежный Имбирвилль»

Пфеффелька Пинкалетта.
Размер 18 см. Материалы пфеффелькины – бязь, флис, ленточки, пуговки-бубенчики, несколько драгоценнейших граммов счастья в придачу и вдобавок – пара крошек оптимизма.
UPD. Уехала в Санкт-Петербург в чудесные ласковые ручки.



























Комментариев нет:

Отправить комментарий