Здравствуйте, леди! И вы, мой добрый господин, вы тоже здравствуйте.
Как это все-таки удачно, что вы зашли в Имбирвилль. У нас как раз по случаю именно сегодня завезли два пуда Несказанного Счастья, и именно сегодня летает особенно приставучая стайка Рыжих Бабочек Счастья. Что? Ах, да! Забыла вас предупредить. Это в иных местах – Синие Птички, а у нас, в Имбирвилле – Бабочки. В конце-то концов, нам с вами какая разница – в каком обличье и какого колеру прилетит к нам счастье, а? Да-да. Прилетит. Или придет. Хотите вы того или нет. Вы разве не заметили? На вас уже во-о-он сколько пыльцы с крылышек попало, так что придется, придется вам теперь жить счастливыми. А-а-а! Вы улыбнулись? Господи-боже мой, вы даже не представляете, как вам это к лицу. Носите эту улыбку почаще, договорились?
Что-то я вам хотела еще сказать здесь, на пороге – и забыла… Неважно. Я скажу попозже. Проходите же. Я вас очень ждала.
Да-да. Именно вас, моя прекрасная леди. И именно тебя, милорд. Именно тебя.

четверг, 17 января 2013 г.

Голубичная пфеффелька и Саша Шардоне



15 января 2013 года в 19 часов 27 минут по Имбирвичу, в точном соответствии с имбирвилльским железнодорожным расписанием Голубичная пфеффелька* прибыла на вокзал города Харькова. На перроне высокую гостью встречали: мэр Харькова Геннадий Кернес, глава администрации Харьковской области Михаил Маркович Добкин, первый заместитель главы администрации Валентин Григорьевич Дулуб и многие другие официальные, не очень официальные и совершенно неофициальные лица. Президента Украины Виктора Януковича задержали какие-то неважные государственные дела, что ему, конечно же, не простится во веки веков аминь. Возглавлял встречающих новый подопечный Голубичной пфеффельки Александр Шардоне.

Геннадий Кернес, сбиваясь з україньскої мови на суржик, а с оного на русский и обратно, произнес невнятную речь, полную «Хай живе», «Нехай щастить» и «Добро пожаловать». Хорошо заметно было волнение мэра, плавно переходящее в немой восторг и желание завладеть пфеффелькой. Голубичная пфеффелька внимала с благожелательным снисхождением, изредка говоря «Хи-хи-хи»**. Мэр втихаря предложил Шардоне за пфеффельку миллион денег, сам не помнил, в какой валюте. Пфеффелька, конечно же, услышала, нахмурилась и сказала, что такой меркантильный кю ни за какие деньги не сможет стать ее подопечным.
Домой к подопечному Голубичная пфеффелька направилась в поданном лимузине в сопровождении мотоциклетного кортежа. Подопечный ехал в открытом мерседесе. По пути в мерседес на парашюте спустились два неопознанных представителя неопознанного государства в майках и кальсонах триколор с предложением полного контроля за неопознанным участком газопровода на всей территории неопознанной Украины в обмен на пфеффельку. Подопечный, конечно же, отказался. В приватной беседе неопознанный президент неопознанного государства позже сказал Шардоне: «Не патриот ты, Саша. Но я тебя понимаю...»
Президент США Барак Обама прислал тайного агента ЦРУ, наряженного в україньску спiдницю, з козацькими вусами та оселедцем и чорного лицем, як сажа, с предложением почетного гражданства, места сенатора и сертификата на владение нефтяной скважиной на ранчо Джоржа Буша в обмен на пфеффельку. У агента ЦРУ возникли разногласия идеологического характера с украинскими коллегами, связанные с особенностями ношения спiдницi. Украинские коллеги ненавязчивыми тычками дубинкой в грудь объясняли агенту, что украинские мужчины, в отличие от шотландских, спiдницi не носят, и весьма неполиткорректно со стороны афроукраїнця этого не знать. Афроукраїнець теребил кружавчики на широкой юбке и вяло оправдывался ошибкой клерка в ЦРУ. От Шардоне агент вернулся почему-то с густым следом ботинка на нижнеспинной части спiдницi.
При въезде на площа Свободи путь кортежу перегородил ярко-красный Lotus Esprit Turbo, оснащенный ракетами «земля-воздух», торпедами, устройством для создания дымовой завесы, возможностью превращения в субмарину с перископом и, конечно же, броней. Из навороченного авто в сопровождении Манипенни и Мэри Гуднайт вышел худощавый черноволосый джентльмен с голубыми глазами, одетый в отлично сшитый смокинг от Тома Форда. На левой щеке джентльмена красовался вертикальный трехдюймовый шрам, а на тыльной стороне правой ладони - след сведенной татуировки «Ай лаф Ми-6», замаскированный под швы от пластической операции.  
- Бонд, Джеймс Бонд, - представился агент Ее Британского Величества.
- Шардоне,- живо откликнулся Шардоне. - Пройдите, пожалуйста, off. Вместе с патентом Ее Величества на герцогский титул.
Прогремевший на площади взрыв наглядно засвидетельствовал, что Lotus Esprit Turbo кроме сенсоров вибрации и магнитных замков дверей был оснащен и системой самоуничтожения.
Под утро следующего дня Александра Шардоне разбудил султан Бруннея, доходчиво и вкрадчиво предлагая ему гарем из 654-х лучших красавиц мира, с десяток из которых еще даже не был использован по назначению. Александр отмахнулся от него, как от надоевшей мухи и опять уснул. Голубичная пфеффелька тихонько сидела на подушке и милостиво охраняла сон Шардоне.
Джозеф Пулитцер.
Журнал «Forbes»
* от слова «голубика»
** «хи-хи-хи» - приветствие на языке пфеффелек
Репортаж других, более известных журналистов об этом событии, можно прочитать здесь: http://gingervillepost.blogspot.ru/2013/01/blog-post_17.html

 Фотография Александра Шардоне, подопечного Голубичной пфеффельки.


***
Здравствуй, дорогая Марта.
Ну, вот наконец я и добралась до своего нового дома.
Сразу хочу тебя успокоить: дорога была чудесной, от окна не дуло, таможенники были необыкновенно милы, и я ни капли не устала. Сейчас я проверю, а не дует ли моему подопечному и хорошие ли ему снятся сны, и продолжу писать тебе.
Как ты уже, наверное, знаешь из газет, на вокзале мне была устроена такая пышная встреча, что я даже растерялась. Конечно, у нас в Имбирвилле тоже очень любят устраивать праздники из приезда дорогих гостей. Фейерверк на перроне в честь г-на Первого Снега был совершенно незабываем. Но то он - а то я, скромная пфеффелька из твоей кондитерской с улицы Семи-Слоников-под-Фикусом. Поэтому когда я увидела транспаранты «Ласкаво просимо, кохана пфеффелька», я даже расплакалась, но мой подопечный (его зовут Саша Шардоне) вытер мне слезки своим носовым платком и сказал, что я милая и славная девочка. И ты знаешь, я сразу перестала плакать.
Встречающая делегация вся состояла из Ужасно Важных Персон. Мне было очень любопытно посмотреть, как выглядит украинский президент, но он меня разочаровал: прислал вместо себя полтора килограмма сала в шоколаде и главу администрации президента, ужасная гадость (я про сало, а не про Левочкина). Как ты думаешь, простить ли мне его когда-нибудь или пусть мучается до самой пенсии от чувства вины передо мной?
Извини, я опять прерывалась – мне показалось, что в доме кто-то грустит. Нет, это был черный уличный кот, гарный хлопец и обладатель такого могучего баса, что наш мурр-барон фон Простофилькин без репетиций позволил бы ему петь партию Ивана-с-Усами в опере Глинки. Я отдала ему делегационное сало, а взамен взяла честное слово никогда не переходить дорогу Саше Шардоне. Кот в ответ сказал, что теперь, когда в семье Шардоне есть я, т.е., воплощенное рыжее-счастье, это уже не имеет большого значения - незамутненное счастье им все равно гарантировано. Ты ведь знаешь, Марта, это действительно так. Тем не менее, я продолжала настаивать на своем - чтобы никому из семьи Шардоне не пришлось расстраиваться по пустякам. Кот дал слово. И даже пообещал изредка (по очень большим праздникам) ласкаться к ним и мурчать. Часто он не может, он ведь уличный кот.
Всю дорогу от вокзала до дома к нам приставали какие-то странные люди, то президенты, то главы спецслужб и даже один султан. По-моему, все они ужасно дурно воспитаны. Вот наш г-н мэр никогда не позволил бы себе такой бестактности – откупать у кого-то его собственное персональное рыжее счастье. Между прочим, мой подопечный не соблазнился ни на какие посулы, ты знаешь – он даже не уточнил, миллион каких денег пытался всучить ему здешний градоначальник. Я очень горжусь своей судьбой – ты ведь помнишь, что для нас, кукол-на-рыжее-счастье, значат наши подопечные...
По-моему, на кухне как-то странно ведет себя водопроводный кран. Я пойду проверю, все ли с ним в порядке и заодно насыплю крошек от пряников на подоконник для Почтового Голубя. Надеюсь, что я успею написать тебе еще одно письмо до его отлета. Но на всякий случай – до свидания, Марта. Обязательно передавай привет всем нашим и много поцелуев Матвейке.
Твоя Голубичная пфеффелька.
P. S. Посылаю тебе стихи Саши Шардоне. Оказывается, он настоящий поэт.

В искрах подков из брусчатки, над площадью
Тонет луна половинкою сыра.
Тошкин подарок с вечернею лошадью -
В почте реал Виртуального Мира!!!!

P.P.S. Это ничего, что я уехала. Я все равно все сердцем осталась в Имбирвилле. Такой уж он, наш Имбирвилль.

Комментариев нет:

Отправить комментарий